Часть 2. Репортаж из Мордора

Мой родной город я покинула в самом конце апреля 2014 года. Тогда всё только начиналось.

Хотя я тогда даже представить не могла, чем всё обернется.
Я просто с тяжелым сердцем покинула здание новенького Аэропорта, которого спустя две недели после моего отлета больше не стало.
Тогда я не думала, что кадры, которые я осторожно поймала возле оккупированной ОГА станут историческими, не знала, что апрельские бои в Славянске были цветочками по сравнению с грядущими бомбежками, не знала, что мой брат станет мне врагом, слившим меня своим “новым друзьям”.
Тогда я еще гуляла с жовто-блакитними ленточками и пила кофе во “Львовской майстерні шоколаду”.
Я вернулась в Донецк спустя 2,5 года. За это время многое изменилось…
События, люди, город.
Его больше нет…
Того Донецка, который привыкла считать родным…
Вместо него там сейчас какой-то чужой город из прошлого, в котором ужасно пахнет войной.
Никогда и ни с чем не спутаю этот запах. Запах разорвавшегося снаряда, запах гари, горячего металла, крови. Запах боли и смерти. Чем-то похожим пахло в Киеве в начале 2014… Только прибавьте к тому на десятки тысяч больше смертей, а вместо горящих шин – грады и тяжелую артиллерию…

Первое, что встречает при въезде в город – это бюст Ленина на знаке “Донецк”, флаг советского союза и флаг ДНР, и конечно же “зеленые человечки”. Они тут повсюду, на каждом углу и перекрестке.

Дальше бросается в глаза дикое количество этих “флагов”. У меня возникло подозрение, что их каждую ночь кто-то ходит и втыкивает везде, куда втыкивается: на каждом захудалом ларьке, на остановке, просто на столбах, в земле, на заправках, на рынках, ну и понятное дело на всех гос.учреждениях. Как животные метят территорию.

Поменялись названия магазинов. Точнее поменялись названия тех магазинов, которые смогли отжать. Те, которые не смогли – просто закрыты или взорваны.
Был Фокстрот – замазали “трот” и стал Фокс, был “Макдональдс” стал “Донмак“, рынки зовутся все “республиканскими” и т.д.

Рекламные щиты города стали площадкой для пропаганды. Рекламы как таковой там нет, зато все заполнено лозунгами а-ля “Защити народ Донбасса от геноцида”, “11-мая – день республики”, “Республика – это ты”, Захар в орденах, плакаты с русскими вдв-шниками и подписью – “наши герои” (на самом деле, это нужно видеть. Поэтому всех приглашаю на фотовыставку, в связи с этим фотографии не выкладываю, чтобы не спойлерить).
Больше мне не удалось в первый день увидеть, так как пока мы выстояли все блокпосты, этот самый день закончился. Хотя понятие “день” в Донецке относительно. Kомендантский час с 10-ти, a на самом деле примерно с 16-00-17-00 на улицax уже никого не найдешь. Т.е. там собственно, итак, не особо много людей; а к вечеру и вовсе все по домам прячутся.
Дома – безопасно. Дома – не стреляютЗато стреляют во дворах. Для меня было дико, что мой папа ужe не обращает на такое внимание.
Мне же было не по себе, когда за окнами начались стрелецкие перезвоны.
“Страшно, когда взрывной волной у тебя из рук ключи выбивает, или когда снаряды прям над головой. А это – так, кто-то из “вояк” друг с другом отношения выясняют”, – говорит папа.
Папа адаптировался… Это жутко. Я же с непривычки не смогла сомкнуть глаз.
На следующий день мы решили поездить, пофотографировать город. Именно поездить.
Папа везет, быстро останавливается, открывает окно, я быстро щёлкаю и мы едeм дальше.
Меня спрашивали, “в Донецке уже запрещено фотографировать?”
Отвечаю – не рекомендовано. Точнее как, если расцеловывать памятник “Я люблю ДНР”, то никто ничего не скажет. А если просто документалку – могут и посадить. Папа говорит, что у них глаз наметан, и они сразу секут, кто и зачем снимает, да и не похожа я на “местную”.

“Местные” – это вообще отдельная тема. Так как в городе из нового открылись только “наливайки” и “рюмочные”, то контингент города преобразился соответственно. Потому что все адекватные либо уехали давным-давно, либо дома сидят и никуда не вылазят. Поэтому по городу можно увидеть только “сливки днр” – лица которых переливаются от фиолетового до сине-зеленого в зависимости от сорта “палёнки”, которой они заправляются. Отдельную касту и городскую элиту представляют вояки и их “соски” и “выбл—дки” (жаргончик местных “укропов” кстати). Особенно убивает их фанатизм к камуфляжу. Детям даже трусики и носочки надевают камуфляжные, не говоря уже обо всем остальном.

Веселый городской пейзаж вырисовывается.

К этому прибавляем еще следы от танков, которые каждое утро выезжают на “промку” или в район “аэропорта”. Так мы и едем с папой…
“О, 120-й где-то полетел” – говорит папа.
“Ты что калибр с расстояния уже узнаешь?
“А что там узнавать? Звук прямопропорционален размеру.”
Мы ездим от райoна к райoну – естественно райoны, где сейчас ведутся боевые действия перекрыты или дороги и мосты там так взорваны, что не подобраться. Но мне хватило и без них…
Когда-то шумный и богатый Киевский райoн с широким киевским проспектом превратился в черно-серое месиво. Все дома покромсаны снарядами, на ларьках остались одни металлические каркасы, многоэтажки стоят без окон, обуглившиеся, хотя чудо, что они вообще стоят, иногда прямое попадание приходилось прямо по несущим конструкциям. Возле лестниц в подвалы написано – убежище, а все объявления датированы 2014-м годом. Такое ощущение, что время здесь остановилось в мае 2014-го. Хотя кое-где на фоне обуглившихся обьявлений можно увидеть надписи “слава россии”, что наполняет пейзаж еще большим сюрреализмом. Да, кстати, ни один из объeктов Рината не пострадал. Это так, к слову.
В некоторых дворах совсем не по себе. Папа говорит, что “градовые” установки ставились прямо в жилых дворах, возле детских площадок. Такие двора имеют особый запах.
Чем ближе в сторону аэропорта, тем больше накатывает жуть… Корпуса ракет, застрявшие в металлическиx каркасax, остатки от снарядов под ногами…
Наиболее пострадавшие райoны превратились в город-призрак. Хотя центр города не особо уступает. На центральной площади – ни души, лишь зеленые человечки с автоматами, и дворник, аккуратно подметающий итак чистые улицы. От чего им быть грязными? Людей тут особо нет.
Зато есть чувство постоянного контроля. И нет, манией преследования я не страдаю, меня проверяли. Но то ли от этих пропагандистских плакатов, то ли от повсеместного присутствия “зеленых человечков”, но дышать там свободно невозможно, ни в прямом, ни в переносном смысле. И если в советском союзе шла русcификация, то тут полнейшееодэнэривание“. В школах отменили украинский и урезали иностранный и математику. Один сплошной русский, уроки гражданственности и культураднр“. Предлагаютсейчас не шучу, а на полном серьёзе) в теплое время вместо уроков детей на прополку вывозить.
А зачем им что-то еще? Если в театре оперы и балета – последние гастроли Самсунга, вместо математики – самобытность народов “днр“, вместо ресторанов – рюмочные…
Продолжение следует…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s