Часть 4. Возвращение

Так получилось, что время моего прибытия совпало с очередным обострением в зоне АТО.
К зиме всегда (жутко, но это уже 3!!!!!! зима) тут всё обостряется.
Хотя впоследствии выяснилось, что мне опять чертовски повезло.

Главный вопрос состоял в:
а) через какой блокпост меня с компроматом вывозить обратно;
б) сколько это может занять суток.

К тому моменту усилились обстрелы КПВВ.
Некоторые из них закрывают в такие дни слишком рано, и машины остаются в серой зоне.
В серой зоне ночевать под обстрелами как-то не прельщало. А на тех блокпостах, которые остались открытыми, очереди были просто колоссальными. И проехать возможно было опять же таки отстояв весь день в очереди, проночевав в серой зоне, и потом первыми утром переехать.

Мы постоянно обновляли сводки всех КПВВ, звонили знакомым…
В итоге пришли к немного грустному, но единственному наиболее быстрому выходу – переходить границу пеши.

План был таков, папа довозит меня до первого днровского поста, а дальше я своим ходом.
Выехали рано утром, которое как на зло, выдалось более чем прохладным.

– Волнуешься?
– Пап, кто из нас еще больше волнуется?
– Все будет хорошо. Ты у меня сильная. Карточки попрятала?
– Угу, в самое надежное место, учитывая, что раздевать догола меня не будут.
– Телефон?
– Отключен и лежит в том же месте.
– Планшет?
– Спрятан под свитером и шарфом
– Я даже не заметил
– Ну так) Я тщательно все продумала) В чемодане и рюкзаке самое компроматное – это шоколадка. Все путем!

Проверив все еще раз, мы тронулись в путь. По дороге нас уже остановили 3 раза. Проверка документов и т.д. на внутренних постах. Все проверки сопровождаются, к слову, допросами, куда Вы едете, зачем…
Когда слышали, что едем к блокпосту, доверия это как бы к нам не внушало.
А так как дорога была одной, то вопрос был все равно риторическим.

Доехав до начала машинной очереди, папа оставив меня в машине, побежал узнавать, что там и как впереди.
А я стою, смотрю на заминированное поле, и пытаюсь разобрать по полочке свои чувства.
С одной стороны безумно грустно прощаться с папой, с другой стороны – уже не терпелось быть на безопасной территории со своими жовто-блакитними…

Папа прибежал запыхавшись, cxватил мой чемодан и меня, и уже на бегу говорил: “там автобус”, “через серую зону”, “как раз сейчас уже будет отправляться.”

Мы бежим по грязи к автобусу, оставляя бесконечную машинную очередь позади. Быстро грузим все, на ходу прощаемся, и все… папа остался по ту сторону стекла.

Машинально уже смахиваю слезы и иду по проходу автобуса, в котором на меня уставились примерно 50 пар глаз.
По ходу, я очень выбивалась из контингента пассажиров.
Здесь сидели практически одни пенсионеры, одетые во все серое, под цвет месту.
И тут я. С косичками, в ярко-оранжевой куртке и огромным километровым таким же оранжевым шарфом.
Нет у меня другой куртки. Другая, вообще желтая с голубыми встaвками.

Как оказалось, автобус тут стоял уже 4 часа, и только сейчас “вояки” дали добро проехать.
Бабки тихо перешептывались, ругали осторожно шепотом ситуацию, оглядываясь после каждого слова. Но это я уже видела… В ДНР все боятся говорить.
Одна бабусенька гладила с любовью трезуб на паспорте: “трезубчик мой родненький“, – практически про себя прошептала она, посмотрев на меня. Свои друг друга чувствуют.
К сожалению, чувствуют это и “те”.

Медленно подъехал автобус к КПВВ на паспортный контроль.
Приготовились!” – прокричал водитель.
Все приготовили паспорта и насторожились.
В автобус зашел “вояка”. Огромный, с калашом, с нашивкойднр“, все как положено, и даже с зубами.
Не спеша, он проверял паспорта, иногда что-то уточнял, проходил дальше, и наконец-то добрался до последнего ряда, на котором как “оранжевое бельмо” сидела я.
Молча протянула паспорт (естественно внутренний, с донецкой пропиской).
Он внимательно на меня посмотрел, пролистал мой паспорт, еще раз посмотрел на меня. Взял паспорт у рядом сидящего мужика, а потом так неожиданно на весь автобус:
Андреевна, встать!
За всю мою жизнь меня по отчеству еще не называл никто. И я действительно растерялась, так как не сразу поняла, что обращаются-то ко мне.
Куда, направляешься, Андреевна?
Весь автобус замер.
Бабушки попригибались, боясь пошевелиться. Мужики отвернулись, уставившись в окна.

Тишина гробовая. Только “вояка” с направленным калашом и я, начиненная компроматами.
К дедушке еду
– К какому, б…ть дедушке, Андреевна? Двоюродному?
– К родному. Почему двоюродному?
– Да потому шо нет у тя там дедушки никакого. Када он у тя появился? Небось только шо. Шо ты мне тут рассказываешь? Тебя шо не учили, шо врать не хорошо.
И ружьишком своим трясет на меня.
– Есть у меня дедушка
– Адрес его быстро. Сейчас проверим.
И тут он мне даже времени не дал на ответ.
А я, вот, хоть убей, забыла адрес деда, реальный адрес реального деда.
Вылетело из головы. Когда в своё время еще приезжала к нему, дед меня на вокзале встречал.
Но если бы не забыла, все равно не сказала. Дед, как и всё моё семейство, ватный, но в этот момент я терялась в догадках, что конкретно, и от кого, куда, могло слиться.
Врешь ты все. Не знаешь ты адреса.
– Меня на вокзале встретят.  Вот телефон. Можете позвонить и узнать.
Телефон у меня, конечно, липовый, старая “жабка” с “полифонией”.
– Не хорошо врать… Ксения…
Стал и смотрит на меня, в одной руке мой паспорт, в другой калаш. Проверяет на прочность.
Мы же оба знаем, что ты врешь.
Мы-то, конечно знаем, но я была уверена, что он брал “на понт”. Не знаю, на что он рассчитывал, но я уселась с умным видом читать книжку.
“Вояка” забрал паспорта и вышел. Потом долгое время расхаживал мимо моего окна, поглядывая на меня и демонстративно тряся моим паспортом.

Бабки в это время перешептывались “из-за одной щас всех постреляют”, “а шо у нее в паспорте было”, “тихо, потом рассажу“.
Водитель нервно курил. Я делала вид, что читаю, хотя разговоры этих бабушек бесили намного больше, чем вояка за окном.
Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем мне вернули паспорт и мы поехали дальше… Казалось, что целая вечность.

А потом нас выгрузили посреди болота в посадке.
Впереди тянулась огромная живая очередь, точнее это была не очередь, а столпотворение людей.
А где-то вдалеке развивался мой родной флаг.
Никогда не забуду этот момент!
Никогда я не радовалась этому сочетанию цветов так, как тогда. На улице было жутко. Меня трясло от холода, но этот флаг в конце настолько меня грел, что я готова была ползти по грязи на коленях, но доползти до него. Очередь двигалась медленно. А я смотрю вперед, прижимаю крепче всё, что под шарфом, и улыбаюсь. А там уже “хлопцы” стоят… А значит снова всё хорошо.
Жiночка, отойдите”, дайте машине проехать“, – говорит один из военных бабушке с чемоданами, когда я уже приблизилась ко входу на пропускной пункт.
А сама смотрю на родные нашивки у него на форме, стою и улыбаюсь. Улыбаюсь и плачу.
Давай, проходь вже” – говорит.

Досмотр вещей я вообще прошла быстро.
Зато очень удивилась, с каким пристрастием осматривались все сумки бабушек.
После досмотра встала в очередь на паспортный контроль.
Тут, конечно, всё совсем печально стало. Связи нет. Холод пробирает. Очередь на “чай” еще больше, чем на паспортный контроль.
А проверять никто ничего не собирается.
По моему липовому телефону приходят сотни сообщений от папы “Абонент вам звонил”.
А ответить я не могу, связи нет… Ведь папа даже не знает, где я и что.
Залезаю на какую-то бетонную хрень… достаю из-под “злачных мест” второй телефон.
Народ даже внимания не обращает, все коченеют от холода.
Пытаюсь словить связь. “Папа, папочка, всё хорошо! Я у наших!”

По очереди пошел слух, что зависли базы… и что стоять будем долго… К этому времени мы стояли уже два часа.
Это нас типа наказывают, мол, упадите нам в ноги, Донбасс, а мы вас не пропустим к себе. Выкусите“.
Да-да, это все, чтобы показать, как они нас презирают“.
Люди все злобные такие. Всякие гадости плетут.
Я пытаюсь пропускать все эти разговоры мимо ушей.
Но мне очень холодно. Вот прям очень. Начинает лихорадить.

Связи хватило только, чтобы сообщить, что я жива… и что все хорошо.
Через еще некоторое время мне было уже даже не холодно.

Какой-то мужик, узревши у меня в руках два телефона, громко спросил (ну так, чтобы все услышали): ” А что, дочка, у тебя два телефона, один чтоб с нашими связываться, а другой, чтоб с сепарами? Везде всё схвачено?”
Тут, меня порвало… И я сорвалась… Плачу в захлёб, “да чтоб вас, да как вы смеете, я волонтер вообще, и на многое готова…”
Не знаю, что я там еще несла. Только помню, что откуда ни возьмись взялся мужик. Поднял меня за капюшон как котенка вверх, в другую руку поднял мой чемодан и понес куда-то в самый перед.
Толпа начала протестовать. “Куда Вы ее понесли? Все стоим! И она пусть стоит“.
Люди, Вы что озверели, гляньте на этого ребенка, у неё от холода лицо фиолетовое, Вы что хотите, чтобы она тут окочурилась от холода“.
Не знаю, что это был за мужик…
Но огромное Вам спасибо, мужчина!
Не знаю, чтобы со мной было, если бы он меня не вынес.
Хлопцы впереди тоже сразу пропустили меня вперед, быстро провеpили паспорт и провели в тепло…

Впоследствии я узнала, что в какой-то степени очередь действительно создают специально…
Так как 85% этих очередей составляют пенсионеры, которые живут сейчас лучше всех. Они ведь пенсию получают и там, и тут. Вот и ездят через блокпосты, в Украине пенсии снимать.
А сами….
“Ты даже представить себе не можешь, сколько от них вреда, и сколько наших пострадало, – говорят мне хлопцы, – то мед пронесут с чекой внутри, то молоком угостят, и все в госпитале лежат, то взрывчатку в батон зарывают. Чего только тут не случалось…”
Многое мне рассказали…
Но все детали я уж приберегу для своей книжки, которую надеюсь в следующем году закончить.

А пока приглашаю всех на фотовыставку, посвященной моему родному дому, и как он изменился за эти три года.

Но если город можно отстроить заново, то людей уже не вернуть.
Не вернуть ребят, положивших жизнь ради свободы;
А все, кто в конце выживут, уже никогда не будут прежними…
Эта война изменила нас… навсегда…

P S
Ах да, почему мне в итоге повезло?
Когда я уже была в Днепре, узнала, что буквально на следующий день тот блокпост хорошо так обстреляли.
Были жертвы среди мирных жителей, взорвался автомобиль…
Немного странно это знать…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s