О.

Оно живёт в непомытой чашке на подоконнике,
В незастелЁнной кровати, так тянущей грустью и сквозняком,
В отсутствующем когда надо широком на двоих зонтике,
Когда ты одна с незнакомцами под первым попавшимся козырьком.

Оно поселилось в коленях, надломленных и свинцовых,
В моем капюшоне, наушниках и черных нелепых очках,
Чтоб ото всех, как у Чехова, вот чтобы на все засовы,
Пряча от посторонних взглядов Его панический острый страх.

Оно ненасытно сжирает уставшие тонкие вены,
Оно словно время застыло, и как океан – бесконечно.
Оно растворилось в сжимающих голову стенах,
Загнав в самый угол без жалости, бесчеловечно.

Оно разлилось щедрой вязкостью где-то в конечностях,
Отозвалось противным скрежетом где-то в просонии,
Навалилось холодной горою на содранные в кровь плечи,
И осело в замерзших прозрачных и таких пустынных ладонях.

Отпусти меня, слышишь?! Из замкнутых чёрных пространств!
Мои волосы насквозь пропахли Твоей безысходностью.
Я устала терпеть нераскладывающийся пасьянс.
У моих антител уже вышел давно весь срок годности.
(с) 17.10.2017

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s